Семена Надежды

Виктор Лозинский

Наташа Уласевич 8 лет. Россия

Гиларий Амборн. акварель

Артур Умаров. 15 лет.

    Несколько лет назад я жил в Чечне, в здании, которое когда-то было детским садом, недалеко от деревни Самашки, в зоне отдыха Серноводска. Двор вокруг моего дома был полон высоких, колючих деревьев акации. Деревья эти скрывали от глаз большую часть внешнего мира. Иногда мне казалось, что Серноводск все еще курорт. Но деревья не могли утаить правды. Звуки канонады и бомбардировщиков над головами сделали реальность слишком близкой.

    Это было в апреле 1995 года. Между Чечней и Россией шла война. Серноводск стал лагерем беженцев. Я был одним из международных наблюдателей по правам человека. Ситуация казалась все более и более невозможной и даже безнадежной. К чему же могли привести все эти убийства и разрушения?

    Когда я поехал домой, я взял с собой несколько стручков акации подлиннее и ветвь, покрытую огромными шипами. Я знал, что мой маленький сын Кирилл заинтересуется всем этим. И конечно же, он посадил несколько семян в цветочный горшок.

    Новости из Чечни не заставили себя долго ждать. Плохие новости. Самашки были атакованы снова. Серноводск пал. Бывшего детского сада больше не существовало. И все те массивные, крепкие деревья акации, как я узнал, погибли. Но не совсем все. Одно из семечек, которое мой сын посадил, дало корень. Одинокий, хрупкий росток взошел на земле в сердце России. Мы заботились о нем, поливали, следили, как он постепенно развивался в крепкое растение и тянулся к свету. А когда пришла пора, мы высадили его на улице, в надежде, что оно будет продолжать расти.

    Во многих странах разногласия переходят в войну. И где-то среди крови и смерти хрупкая жизнь все же может пробиться, если мы посадим семена мира и увлажним почву. Не все еще потеряно. А у меня дома, в России, акация из Чечни продолжает расти.