НА ПРОПОЛКЕ

Муса Ахмадов

Alieva Zulikhan, age 18

Alieva Zulikhan, age 18

Unknown

Однажды несколько мюридов1 Кунта-Хаджи договорились оказать помощь своему устазу2 в прополке его кукурузного участка. Но, зная его нрав, они не сказали устазу о своем намерении. Выждав время, когда тот куда-то отлучился, они взяли свои мотыги и направились к этому участку, расположенному на опушке леса.

Было это в начале лета. Капельки росы на траве и листьях деревьев ярко блестели в лучах восходящего солнца. В свежем утреннем воздухе звонко звучали разнообразные голоса птиц. Будто соревнуясь с ними, в траве звенели кузнечики.

Своеобразными мелодиями песен были наполнены и сердца мюридов, занимающихся прополкой кукурузного участка своего устаза. Работалось им легко и споро. За короткое время они очистили от сорняков широкую полосу. Высвободившиеся ростки кукурузы, будто проснувшись, потянулись к солнцу, нежно покачиваясь под легким ветерком.

Радуясь результатам своего труда, немного отдохнув, мюриды снова принялись за работу. Но в это время, поздоровавшись, к ним подошел Кунта-Хаджи. Ответив на приветствие и прекратив работу, мюриды уставились на устаза.

– Что это вы делаете? Кто вам поручил делать прополку на моем участке? – спрашивает Кунта-Хаджи.

– Никто. Но мы пришли, желая помочь тебе, – виновато ответили мюриды.

– Я еще сам в состоянии делать прополку. Если бы не был, то попросил бы помощи. Теперь возьмите свои мотыги и подойдите ко мне. А тот урожай кукурузы, который вырастет на прополотом вами участке, принадлежит вам. Осенью приходите за ним, – не терпящим возражений голосом сказал Кунта-Хаджи.

Мюриды беспрекословно исполнили волю своего устаза.

Но они были несколько обижены тем, что устаз отказался от их помощи. Видевший это Кунта-Хаджи, присев в тени, подозвал мюридов к себе и сказал:

– Не обижайтесь на меня. Во имя Аллаха я дал себе обет, что буду пользоваться только заработанным своим собственным трудом. Поэтому простите меня за причиненную обиду!

У мюридов, тронутых его словами, глаза наполнились слезами.

– Мы простили! Прости нас и ты за то, что мы пришли на твой участок без твоего ведома, – попросили они.

– Пусть Аллах простит вас, как я! А теперь мы проведем некоторое время вместе, отведаем мой чурек3, поговорим, – с этими словами Кунта-Хаджи достал из своей дорожной сумки свернутые салфетки и выложил из них чурек и сыр.

Достали свои припасы и мюриды. Так, за едой, в разговорах о былом, они просидели до полуденного намаза, а потом, совершили намаз с хаджой. Перед тем, как отправиться домой, один из мюридов попросил устаза:

– Сделай нам наставление. Дай совет…

Отвечая на его просьбу, Кунта-Хаджи сказал:

– Я расскажу вам о четырех вещах. О двух из них вы должны забыть, о других двух помнить постоянно. Забудьте о добре, которое вы сделали людям; если вы будете рассказывать об этом, Аллах не воздаст вам за него. Забудьте и о зле, которое вам причинили люди; забвеньем своим вы отдалитесь от него, и оно покинет вас. Но никогда не забывать, всегда помнить вы должны о следующих двух вещах: о том, что мы должны умереть, и о том, что должны предстать перед Аллахом.

Такое наставление сделал Кунта-Хаджи своим мюридам.

Перевел с чеченского языка

Эльбрус Минкаилов

Story Collections