Готов Был Меня Ударить

Кэлхаун Гайгер

Гетер Крогер. 17 лет. акварель и цветной карандаш

Мэтьюу Уард. 11 лет. цветной карандаш

Марко Чакон. 16 лет.

Мэтьюу Уард. 11 лет. цветной карандаш

Мэтьюу Уард. 11 лет. цветной карандаш

Эта история началась в 1947 году. Стоял прекрасный весенний день, я был в штате Флорида и пахал поле для одного моего друга. Во время Второй мировой войны я, по велению совести, отказался от военной службы и был счастлив вернуться домой, чтобы работать на ферме, чем я и занимался до войны.

Неподалеку от поля работал отряд заключенных. Они прокладывали дренажные трубы. Я остановил свой трактор около густого колючего кустарника, служившего оградой, и, встав на колени, пытался починить плуг.

Вдруг раздался легкий шорох. Я поднял голову и огляделся.

Из-за кустов появился человек. На нем была полосатая роба арестанта, а на плече он держал тяжелую дубинку – рукоятку какого-то инструмента.

Он остановился в нескольких шагах от меня и заявил:

– Мне позарез нужны деньги, и я заберу все, что у тебя есть.

    Я тут же понял, что не могу ни убежать, ни драться с ним. Он уже занес дубинку над моей головой. И я сделал то, чего он меньше всего ожидал. Оторвался от своего занятия, посмотрел на него в упор и совершенно спокойно сказал:

– Если тебе нужна помощь, так и скажи, и давай не будем ссориться.

    Я снова принялся за свой плуг. Он постоял немного и опустил дубинку.

    Тогда я сказал:

– Значит, ты решил убежать. А ты представляешь себе, какая поднимется на тебя облава?

    Он ответил, что и сам это понимает, да надсмотрщики очень злые, сил нет терпеть. Мы еще немного поговорили, пока я смазывал и налаживал плуг.

    Вдруг он бросил палку на землю и сказал:

– Ты победил, я иду назад, – повернулся и исчез в кустах.

    Я поблагодарил Бога за то мужество и находчивость, которые ощутил в себе, завел трактор и продолжил работу.

    Каждый раз, когда я приближался к той стороне поля, где работали заключенные, я искал глазами моего знакомого; но расстояние было слишком велико, чтобы его узнать. Я думал, что на этом наше знакомство закончилось. Но я глубоко ошибался.

    Прошло несколько лет. Я уже не работал на ферме, а возглавлял клуб для мальчиков в своем родном городе Джексонвилле, штат Флорида. Однажды мне пришлось до позднего вечера задержаться в клубе, и я торопился домой. К несчастью, как раз, когда я подъехал к перекрестку, две машины столкнулись лоб в лоб. Приблизившись, я увидел, что оба водителя, живые и невредимые, выскочив из автомобилей, набросились друг на друга с кулаками. Один из них упал на мостовую, а другой в ярости пинал его ногами и бил гаечным ключом.

    Я хотел было объехать их и повернуть к дому, как вдруг совершенно отчетливо услышал внутри себя слова: “Нет, Кэлхаун, ты должен остановиться и помочь им”.

    Немного нехотя я остановился и подумал: а что тут можно сделать? Искать телефон, чтобы вызвать полицию, времени не оставалось. Я видел, что если не остановить избиение, лежащий умрет.

    И опять заговорил внутренний голос: “Ты же сильный, и твои мускулы даны тебе не только для спорта. Ну же, шевелись!” Я выскочил из машины и в мгновение ока очутился около обоих мужчин. Один уже лежал без сознания, а другой, рассвирепев, продолжал пинать его ногами. Было очень темно, только тусклый свет ближайшей бензоколонки падал на дорогу.

    Я подбежал сзади и, не успел мужчина опомниться, как я схватил его за руки и заломил их ему за спину. Он вырывался, но я крепко держал его. Потом, споткнувшись, мы оба с грохотом рухнули рядом с лежавшим без сознания человеком. Я не бил его, не причинял боли, а просто сдерживал нападавшего. И тут появился служащий бензоколонки и предложил помощь. Я попросил вызвать полицию.

    Полиция приехала очень быстро. Я все еще держал вырывавшегося человека, который осыпал меня проклятиями. Другой все еще лежал без сознания. Полицейские привезли с собой много наручников и чуть было не надели их и на меня, но я рассказал им, что случилось. Выслушав, они поблагодарили меня и отпустили домой, к жене, которая уже очень беспокоилась. К сожалению, я не рассмотрел в темноте лиц дерущихся.

    Но и это еще не конец моей истории.

    Несколько лет спустя я помогал в организации досуга больных в местной психиатрической больнице. Однажды работница этой больницы сообщила мне, что ей позвонил их бывший пациент, Джордж Харрис, и сказал, что узнал меня. Это имя мне ничего не говорило. Оказалось, Джордж Харрис рассказал ей, что он был тем самым заключенным, который угрожал мне когда-то в поле, и тем водителем, который избивал человека на дороге: если бы я не появился из темноты и не остановил его, он мог бы стать убийцей.

    После того случая его психическое здоровье пошатнулось, и некоторое время он провел в этой больнице. Когда Харрис поправился, он стал работать и копить деньги. А сейчас просил служащую передать мне подарок. Она попыталась уговорить его самому со мной встретиться, но он отказался. Через несколько дней я зашел к ней, чтобы забрать пакет с подарком. Когда мы развернули его, то увидели, что там были часы Булова с автоматическим заводом.

    Я думал, что на этом уж моя история закончилась. Но не тут-то было. С тех пор наша семья несколько раз переезжала, но Джордж Харрис продолжал напоминать о себе. Он писал письма, чтобы сообщить, что жив и здоров, и присылал разные подарки: то деревянную скамеечку прекрасной ручной работы, то кожаные ботинки, как раз моего размера, то дорожные часы фирмы “Гамильтон”. Я всегда отвечал Харрису по адресу, указанному на посылках, и благодарил за подарки.

    Он никогда не отвечал на мои письма, но однажды, когда я строил камин в здании школы в Северной Каролине, около школы остановился автомобиль с номерным знаком штата Виргиния. Водитель подошел ко мне и сказал:

– Я думаю, вы и есть Кэл Гайгер.

– Верно, – удивился я. – А вы кто?

– Я – Джордж Харрис, – ответил водитель.

    Он рассказал, что пошел учиться и теперь работает учителем в школе, женился, имеет двоих детей, но здоровье у него слабое, и ему захотелось перед смертью увидеть меня и лично поблагодарить за все. Затем он сел в машину и уехал.

    Затем наступил день, когда Боб, двоюродный брат Джорджа Харриса, позвонил мне и сказал, что Джордж Харрис умер. И в тот же день маленькие самозаводящиеся часы Булова, которые Джордж подарил мне много лет назад, остановились.

    Моя сестра отнесла их в ремонт. Вы, вероятно, не поверите, но в тот момент, когда я писал эти строки для русского издания, почтальон принес мне пакет с часами Булова, которые теперь идут точно и безукоризненно.

    Я знаю, что слова и поступки одного человека способны изменить жизнь другого. Я помог Джорджу Харрису измениться, но изменился и сам. Когда я думаю об этой истории и о том, что она значит для меня, меня переполняет чувство благодарности за то, что я знал Джорджа Харриса. После всего, что случилось, мне трудно помыслить о том, что это – конец истории.

    Благодарю Тебя, Боже, за все, что дал мне этот опыт за многие годы. Я шлю свою любовь и мир всем, кто это прочитает.