ГОРЬКИЙ ПЛОД, СТАВШИЙ СЛАДКИМ

Ася Вазаева

Malika Saiyeva, ink and tempura

Alhazur Karimov, color pencil and pastel

Sultan Kuramov, watercolor

Rita Friashnova, tempura

Kira Lalina, tempura

Asya Umarova, ink

Чеченским детям почти все время было холодно и постоянно голодно. Многие дома пострадали из-за войны и не отапливались, как следует. Семьи, которые жили в четырех комнатах, были вынуждены тесниться в одной. Никогда не было достаточно еды.

    Потом случилось чудо! Седу, Луизу, в общем, двенадцать чеченских девочек выбрали для поездки в дом отдыха “Голубая волна”. Они не могли в это поверить.

    Место было прекрасное. Можно было подолгу без опаски гулять в любое время. Кормили хорошо, даже добавку давали.

    Комната, где они жили, правда, была не лучшей. Ночью в ней было неуютно, сыро и зябко, но она была большой. У каждой из девочек была кровать и место, где можно было складывать вещи. А большую дыру в стене затыкали подушкой, чтобы не было сквозняка и не проникал шум из соседней комнаты.

    Все равно, это был почти рай по сравнению с домом.

    Поездка эта была оплачена администрацией Краснодарского региона по линии Чеченского детского фонда.

    Потом все изменилось.

Луиза и Седа были одни в своей комнате, когда дверь с шумом распахнулась и впустила русских девочек.

– Кто из вас заходил и шарил в нашей комнате? – закричала одна из них.

– В чем дело? – спросила Седа.

– У нас все перевернуто и вещи пропали! – воскликнула другая девочка.

– Мы тут ни при чем! – возразила Луиза.

– Неправда! Одна девочка видела, как кто-то из ваших выходил из нашей палаты!

    Обвинители были категоричны и никаких объяснений слушать не хотели. Так началось противостояние “чеченской” и “русской” групп 5-го отряда.

    Нашла коса на камень. Противники не упускали случая поддеть друг друга. Русские девочки постоянно оскорбляли чеченок, а те обзывали русских. Словесные баталии наблюдались в местах общего пользования: столовой, туалете, игровом зале и в палатах. Всю ночь через дыру в стене подушка летала то в одну, то в другую сторону, пропуская холодный сквозняк и еще более холодные чувства.

    В конце концов девочки из чеченской группы пожаловались воспитателям. Началось разбирательство, в ходе которого в комнате чеченок были обнаружены лишь вещи, принадлежащие им. После этого состоялось общее собрание.

– Как вам такое могло прийти в голову – оклеветать товарищей по отряду?! Они невиновны и уже незаслуженно наказаны судьбой. Война разрушила их дома, разлучила со школой. Некоторые потеряли мать, отца или даже обоих родителей. И все равно вы их жестоко обидели. У вас что, каменные сердца?!

    После этого наступил мир. Прекратились оскорбления и обзывания. Девочки стали разговаривать друг с другом в столовой.

    Потом они начали играть в игры и ходить вместе гулять.

    Однажды Седа спросила у Вики, одной из русских девочек, обвинивших чеченок в воровстве: “Зачем вы все это тогда затеяли?” Вика объяснила: “Ира (одна из старших девочек) сказала нам, что все чеченцы – попрошайки. Она сказала, что вы возьмете все, что плохо лежит, и натворите бед, если только представится удобный случай, что нам надо избавиться от вас. Сейчас мы знаем, что это было неправильно. Мы хотим загладить свою вину”.

    Они уговорили Седу, Луизу и других девочек перейти в их комнату, более теплую и уютную. Они делали все, что от них зависело, чтобы дети из Чечни чувствовали себя как дома.

    Теперь им было интересно слушать рассказы о войне и о жизни там, в воюющей республике.

    Вика уехала из санатория раньше других. Она не успела со всеми попрощаться. Девочки очень скучали по ней, потому что Вика была заводилой. Никому не приходилось скучать, когда она была в компании.

    Под подушкой у себя Седа нашла спрятанную там прощальную записку. “Седа, я тебя очень, очень, очень люблю. Не забывай своих друзей. Пиши обязательно”.

    Быстро пробежало время в “Голубой волне”. Даже воспитатели плакали, когда детям пришло время уезжать. Никто из них не сможет забыть своих волнений или своих друзей.

Story Collections