ВСЕВЫШНИЙ МИЛОСТИВ:
БЫТЬ МОЖЕТ Я НУЖЕН ВСЕВЫШНЕМУ

Патриша Кокрелл

Alicia Homichenko, age 16

Все любили Шамана, когда он рос, и он любил всех и все вокруг. Он жил в чеченском поселке с русским названием Серноводск. Небольшой поселок лежал в зеленой долине, окруженной полями. Над ним нависала седловина невысокого местного хребта. Жители гордились своим сельскохозяйственным техникумом и школами. Горячие серные ванны поселка были широко известны. Жизнь Серноводска была мирной и счастливой.

    Перед войной Шаман работал в пекарне, но это была только часть его занятий. Он любил механику, электронику, и строительство, и Бетховена, и рок-музыку. В поселке у него была репутация мастера на все руки, способного починить практически все: от автомобиля до швейной машинки. Шаман в округе пользовался славой известного и беспечного человека, но никто никогда не видел в нем героя.

    Когда ему исполнилось 24, он решил, что должен зарабатывать больше денег, чтобы помочь родителям вырастить младших братьев. Он оставил семью, работу, друзей и свои увлечения и отправился в Москву в поисках большего заработка, но он не смог пробыть там долго. Дома начались беспорядки. Все боялись, что начнется война, и вскоре она началась.

    Когда Шаман услышал об этом, он первым же рейсом вылетел в Серноводск. Во время полета Шаман разговорился с иностранными журналистами. Те предложили ему 1000 долларов за поездку с ними в качестве гида и водителя в Грозный, где боевые действия уже начались. Шаман принял предложение.

    В Грозном царил ужас – повсюду разрывы бомб и тела убитых, разрушенные здания, разбитое стекло, груды щебня, сломанная мебель и разбросанные пожитки. На верху одной кучи он увидел свадебную фотографию и подумал, где же теперь эти улыбающиеся жених и невеста.

    К своему удивлению, в подвалах грозненских домов он обнаружил немало живых людей. Большинство были русские, но также чеченцы, азербайджанцы другие; все жили вместе, запуганные и беззащитные, без пищи, воды, тепла и света. Их национальные различия, казалось, перестали что-либо значить.

    Шаман обещал принести им еду, воду и лекарства и не раз сдержал обещание: он покупал продукты на деньги, заработанные у журналистов. Часто вместе с ним в Грозный ездил его брат Адлан. Они перемещались в городе перебежками, используя боковые улочки и каким-то чудом избегая снайперов. Им удавалось не только подвезти продукты, но и вывезти раненых или больных. Однажды машину Шамана задело, часто он слышал свист пуль вокруг, но все они проносились мимо. Один раз ему пришлось сменить шину недалеко от места, где шел бой. “Всевышний милостив. Быть может, я нужен Всевышнему”.

    Позже его родной поселок был блокирован, и стало опасно выезжать и возвращаться в него на машине. Однажды он прошел 43 км пешком через горы, чтобы принести пищу и лекарства в селение, подвергшееся бомбардировке. Когда он узнал, что российские солдаты тоже мерзнут и голодают, он и им приносил еду. Для Шамана человек в нужде не враг.

    Тем временем жители его родного поселка выступили против войны. На главной дороге у въезда в Серноводск они разбили лагерь мира. Там они регулярно молились вокруг костра в самодельной мечети. Всю зиму люди жили в этом лагере. Но весной Серноводск стали бомбить, и тысячи людей бежали из Чечни – в том числе семья Шамана. К счастью, Шаман и его семья пережили бомбежку. Много месяцев им пришлось провести у друзей в Ингушетии.

    Даже в это время Шаман участвовал в миротворческой и правозащитной деятельности. Он знал, что ни народ Чечни, ни его друзья в России не хотят войны. Он верил, что настанет время, когда он сможет вернуться в свою страну и создать собственную семью.

    И это время пришло. Боевые действия кончились. Шаман, Адлан, вся их семья, а также многие их друзья вернулись в Серноводск. Они обнаружили, что свыше 400 домов было разрушено, и сразу же начали строить заново. Но лучше всего было то, что Шаман встретил красивую юную девушку и женился на ней. Ее зовут Милана. На рождество у них родилась дочка. Ее имя Диана. Шаман строит сейчас не только дом для своей семьи. Он и Адлан с помощью Криса, молодого британского квакера, строят мельницу для помола зерна. Эта мельница сможет молоть до 50 мешков муки ежедневно для нуждающихся жителей юго-западной Чечни.

    В то же время Адлан и Крис открыли в Грозном центр помощи детям, которые эмоционально и физически пострадали от войны. Центр назвали “Звездочка”. Психологи, медсестры и учителя из России, Чечни и Британии – все им помогали. Теперь они снова могут смеяться и играть, что и должны делать дети.

    Пример Шамана, Адлана и их друзей показывает нам еще раз, что даже в трудное время человеческий дух может быть сильнее насилия и ненависти, которые пытаются его одолеть.

Перевод и обработка Михаила Рощина

Story Collections