АННА И КУРОЧКА-РЯБА

Рут Хант Гефверт

Anzor Elmurzayev ink and pencil
Mailika Saiyeva, age 19
Nastasya Gagarinskaya, age 14 ink and watercolor

Эта история произошла во время Второй мировой войны в Германии. Людям жилось тяжело, продуктов не хватало. Они были худы и всегда голодны, особенно дети.
Каждую неделю Анна ездила в деревню за продуктами. У нее был велосипед, но она была слишком слаба, чтобы крутить педали; она медленно шла вперед, толкая велосипед за руль, но даже это заставляло ее сердце усиленно биться. В те дни она постоянно чувствовала усталость.
А еще она была расстроена: даже у фермеров уже не оставалось овощей. Только один человек дал ей немножко свеклы, а другие не могли ничего ни дать, ни продать.
Вдруг Анна поняла, что не может идти дальше. Она должна остановиться и передохнуть. Она положила велосипед на бок, позаботившись о том, чтобы свекла не вывалилась из корзины. Потом легла в прохладную траву и забылась.
Ей снилась еда. Все ее сны с недавних пор были о еде. В этот раз ей приснилась золотистого цвета морковь, горячая, тушенная в сметане и с маслом. Это было странно даже во сне, потому что она не могла припомнить, чтобы когда-нибудь ела сметану или масло. Но мать рассказывала ей о них, и теперь во сне она ощущала, насколько это вкусно.
Потом ей снились помидоры. Красные, спелые, сочные – целая горка! Она уже собралась съесть один, но тут все исчезло – она проснулась. Она повернулась на бок и села. Перед ней, глядя прямо ей в глаза, стояла рябая курица. Они в упор смотрели друг на друга – Анна и курица.
Вдруг Анна поняла, что курица хочет ей что-то сказать. Во всяком случае она кудахтала, как обычно кудахчут куры.
– Что ты уставилась на меня, глупышка? –
спросила Анна. – И своим кудахтаньем разбудила меня.
– Ко… ко… ко… – сказала курица и, напуганная сердитым голосом Анны, пошла прочь.
И тут Анна увидела яйцо! Она осторожно взяла его в руки. Яйцо было еще теплое.
– Ах, милая, милая курочка! – вскричала Анна. – Прости, что я была так груба с тобой. Спасибо за это чудесное яйцо!
Но курица уже ушла, и Анна осталась с яйцом в руке. Она отдохнула и чувствовала себя лучше. Надо было спешить домой, чтобы отдать матери яйцо. Может быть, она приготовит из него маленький омлет!
Она сняла с головы платок, осторожно завернула яйцо и положила его в корзину со свеклой. Затем села на велосипед и покатила по дороге.
Но в голову пришла тревожная мысль. Ведь яйцо было не ее, оно по праву принадлежало хозяйке той рябой курицы. Анна крутила педали все медленнее.
– Нет, – сердито подумала она. – Яйцо мое. Курица снесла его прямо возле меня, пока я спала! – И она опять покатила вперед. – И я не знаю, чья это курица. А если бы и знала, то хозяева никогда не узнают, что я взяла яйцо.
Маленький белый домик стоял у дороги.
– Они ничего не смогут сказать, – спорила Анна сама с собой. – Ведь яйцо надежно спрятано в корзине, – и она покатила быстрее.
Но велосипед, казалось, двигался все медленнее и медленнее.
И когда она поравнялась с белым домиком, ноги сами собой перестали крутить педали. Очень медленно она слезла с велосипеда и направилась к дому. Навстречу ей вышла молодая женщина и спросила, что ей нужно.
Нехотя прощаясь с мечтой о маленьком омлете, Анна едва выдавила из себя:
– У Вас… есть… курочка-ряба?
– Да, – ответила женщина, – а в чем дело?
Очень медленно и осторожно Анна развернула платок, достала яйцо и протянула его женщине.
– Тогда оно тоже Ваше, – проговорила она едва слышно.
– О, спасибо, – поблагодарила женщина. – Эта рябая курица вечно где-то бродит и кладет яйца куда попало. Это наша последняя курица, а моему малышу так нужны яйца. Он очень болен.
Анна собралась уходить. Молодая женщина выглядела озабоченной.
– Ты такая добрая, – сказала она. – Я бы хотела дать что-нибудь для твоей корзины, но у меня… у меня… ничего нет.
– Не беспокойтесь, – ответила Анна, вскочив на велосипед.
Она торопилась уехать, чтобы поскорее забыть этот белый домик, рябую курицу и чудесное яйцо.
Добравшись до дома, Анна все рассказала матери. Она боялась, что мама будет ругать ее за то, что она задержалась и привезла совсем мало свеклы. Она даже могла рассердиться, что Анна не взяла яйцо.
Но мать только нежно гладила Анну по волосам, долго смотрела на нее и улыбалась.
– Ты не сердишься на меня, мама? Ты не думаешь, что я слишком мала, чтобы ездить в деревню за овощами?
– Нет, Анна, – ответила мама. – Я просто думаю, какая у меня замечательная дочь. Ведь только взрослый человек, когда он голоден, способен поступить так, как ты.

Story Collection

Recent News from Power of Goodness